ТЕМА КАРТОЧНОЙ ИГРЫ И ЕЁ МЕСТО В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

4.4
(47)

Полякова Елизавета Сергеевна

Научный руководитель: Таракина Ирина Николаевна, преподаватель русского языка и литературы

ОГБПОУ «Смоленский строительный колледж», г. Смоленск

Аннотация

В данной статье рассматривается тема карточной игры в произведениях писателей XIX-XX века. В качестве объекта исследования выступают художественные произведения русской литературы: «Пиковая дама»  А.С, Пушкина, «Игрок» Ф.М. Достоевского и роман В.Набокова «Король, дама, валет». В статье анализируются истоки и художественный смысл темы карточной игры в русской литературе, которая еще полностью не изучена, в ней можно найти множество новых оттенков.

Игры — неотъемлемая часть истории человечества с первобытных времён и до сегодняшних дней. Любой современный человек любит азартные развлечения и имеет возможность поиграть, даже не выходя из своей квартиры. Но страсть к азартным играм появилась у человечества не сегодня и даже не вчера.

Русский человек по природе своей азартен, поэтому карты и карточные игры как раньше, так и сейчас, затрагивают умы и сознание людей. Тема карт и карточной игры является одной из устойчивых сквозных тем в русской литературе. Поэтому эта тема не могла обойти внимание писателей и поэтов, которые отображают в своих произведениях явления действительности.

Во времена правления царя Федора Иоановича, сына Ивана Грозного, игральные карты привозились в Россию из Европы. В одном из уложений царя Алексея Михайловича от 1649 года, в одной из глав, были строки относящиеся к азартным играм и игрокам, о разбойных и воровских делах. Алексей Михайлович запретил такие недостойные развлечения, так как некоторые игроки проигрывали все свое состояние. Нарушителю даже отрубали руки. Жестокое наказание позволило русским людям забыть о картах до прихода к власти Петра Первого.

Во времена Петра I был издан ряд указов о наказании карточных игроков за азартные игры штрафами и податями в пользу государства. В одном из указов Петра I, несмотря на разрешение играть в армии и на флоте в карты, запрещалось проигрывать больше рубля. В середине 18 века появилась рулетка, карточные игры процветали.

При Екатерине II азартные игры стали боле распространены и появились первые казино в нашем понимании. Также столы для рулетки и карточных игр можно было встретить во многих знатных домах и залах царских дворцов. Своего пика популярности среди высшего света, азартные игры достигли в начале XIX века, когда каждый второй был зависим от них. Не обошло стороной это и деятелей искусства, которые как никто другой были склонны к разного рода пристрастиям. Русская литература буквально пропитана духом игрового азарта! Писатели и поэты, гении русской словесности, играли сами и об игре со знанием дела и с удовольствием писали.[1].

И начать здесь нужно с великого поэта всех времен Александра Сергеевича Пушкина. Александру Сергеевичу принадлежит такая цитата: «Я бы предпочел умереть, чем не играть». Главный гений русской литературы считался заядлым игроком. И этому есть документальное подтверждение в виде списка самых заядлых картежников Москвы, где Пушкин фигурировал в первых рядах.  В произведении Пушкина «Пиковая дама» главный герой сходит с ума от азарта и желания заполучить легких денег легким путем. В итоге он закончил свою жизнь в больнице… Игра была средством социальной ориентации и самоопределения. Историк М. И. Пылаев писал: «Карточная игра усилилась до необычайных размеров; дворяне почти только и делали, что сидели за картами; и мужчины, и женщины, и старые, и молодые садились играть с утра, зимою еще при свечах и играли до ночи, вставая лишь пить и есть; заседания присутственных мест иногда прерывали, потому что из самого заседания вдруг вызывали членов к кому-нибудь на карты; играли преимущественно в коммерческие, но много и в азартные игры…В эти годы дошло до того, что зимой, в Москве, в публичных собраниях и клубах, и в маскарадах вовсе почти не танцевали, а все садились за карточные столы».[2].

Пиковая дама означает тайную недоброжелательность. В произведениях Пушкина часто присутствует тема азартных игр, повесть «Пиковая дама» целиком посвящена ей: ее сюжет построен на карточной игре штосс. В самом заглавии «Пиковой дамы» заложено двойное значение: оно обозначает и старую графиню, и игральную карту (правда, некоторые литературоведы считают, что Пиковая дама – это черноволосая и черноглазая Лиза). Графиня выступает в повести Пушкина в двух различных функциях: как жертва Германа, и как представитель тех сил, с которыми Герман ведет игру. «Герман узнал графиню! – Я пришла к тебе против своей воли, – сказала она твёрдым голосом, – но мне велено исполнить твою просьбу. Тройка, семёрка и туз выиграют тебе сряду, – но с тем, чтобы ты в сутки более одной карты не ставил и чтоб во всю жизнь уже после не играл…»[3].

В пушкинской «Пиковой даме», несмотря на весь мистицизм повести, основной сюжетный поворот связан именно с игровой случайностью, которая в контексте достигает роковых масштабов. Интерес к игре с судьбой демонстрирует даже то, какое значение приобретает в русском языке французское слово “азарт” (в оригинале “hasard” переводится именно как “случай”), как в нем появляется оттенок притягательности, чрезвычайной вовлеченности и заинтересованности. Интерес к случаю и игре с Судьбой особенно характерен для эпохи романтизма, как и вообще размышления о предопределенности жизни.

По этой причине, например, карточная игра занимает значительное место в творчестве Лермонтова, становясь, как правило, своеобразной метафорой самой жизни:   «Что ни толкуй Вольтер или Декарт – Мир для меня – колода карт, Жизнь – банк; рок мечет, я играю, И правила игры я к людям применяю». На Кавказе М.Ю.Лермонтов наблюдал, как молодые, полные сил офицеры, заключенные в четырех стенах богом забытого жилища, проживают один нескончаемый тёмный день. Что оставалось человеку, попавшему в подобные условия? Играть. Играть, чтобы развеяться, чтобы внести в жизнь хоть какое-то разнообразие, и чтобы, наконец, унять фатальную потребность молодого, полного энергии человека — испытать Судьбу, померяться силами с Роком. [4].

Если говорить о другом приверженце азартных игр, великом русском писателе, Федоре Михайловиче Достоевском, то вполне возможно, что из-под его пера вышло бы гораздо меньше шедевров, не играй бы он в рулетку. Федор Михайлович то и дело залезал в долги, чтобы найти деньги на утоление его жажды азарта, доходило дело даже до продажи мебели из дома. После чего его настолько загрызала совесть, что он садился за новые произведения, раздавал долги, и все начиналось сначала! Что, конечно же, не могло не отразиться на его творениях, к примеру, все переживания главного героя романа «Игрок». Главный герой романа «Игрок» — Алексея Иванович, играет в рулетку. Когда дотрагивается до игорного стола, забывает обо всём, даже о любимой. Рулетка в произведении выступает символом самой судьбы. В романе не только главный герой играет в рулетку, играми можно назвать отношения между многими героями. Например, Полина постоянно играет на чувствах Алексея Ивановича, когда он исполняет её капризы. В «Игрок» Достоевский раскрывает разные темы. Он анализирует, что влечет главного героя к рулетке, рассуждает кому и зачем требуются деньги. Анализирует, в чем секрет успеха, какие тайны он таит? Автор рассуждает о причинах человеческой гордости, почему люди бывают одинокими, какие страсти обуревают людей?[5].

В романе показано, что игра для Алексея Ивановича стала дороже любимой Полины, в которой он души не чаял. Игрок по-прежнему её любил, но она стала для него второстепенной. В произведении Достоевский осуждает пороки, которые мучают людей. Он осуждает их лицемерие и алчность. Эти люди не скрывали, что для них очень важны деньги и ради них они способны на многое. В начале повествования Алексей Иванович выступает борцом против такого общества, но на него влияет плохое окружение и он опустился, тратя силы, время на игру в рулетку.

Азартные игры процветали до 1917 года, после революции они ушли в подполье. 9 ноября 1921 года, Совет труда и обороны РСФСР издал постановление, по которому допускалась продажа игральных карт на территории страны. Также в 1921 году, когда Россию постигла сильнейшая засуха, была проведена первая всероссийская лотерея в помощь голодающим. В течение двух лет местные органы власти разрешали деятельность игорных домов, руководствуясь финансовыми соображениями и собирая достаточно большие налоги с организаторов азартных игр.

В конце 1923 года в СССР была создана комиссия по борьбе с «самогоном, кокаином и азартными играми». Борьба с азартными играми начинала входить в свое закономерное советское русло, игорный бизнес был запрещен в СССР окончательно, как пережиток буржуазии. Советский период строжайших запретов также не смог остановить некоторых русских писателей и поэтов. Яркий пример тому — Владимир Владимирович Маяковский. Один из главных поэтов революции был довольно часто вхож в подпольные игорные заведения, и имел славу очень неуравновешенного игрока. И в новое время, конечно же, тоже играли. И здесь стоит отметить творчество В. Набокова и его роман «Король, дама, валет». [6].

Перед нами три центральных персонажа. Три персонажа. Три карты.

Каждый персонаж периодически ведёт. Драйер — успешен, молод, красив, деньги делает одной правой. А где деньги, там и власть. Конечно, он король, это очевидно при первом взгляде, но…

Есть Марта, его жена. Правит не он, а она. Она распоряжается домом, садом, под ее капризы покупаются вещи или приглашаются гости, решает она, всегда, и не дай бог начать ей перечить, не дождется после этого Драйер ни доброго слова, ни приносящей удовольствие улыбки. Вот она, королева! Но…

Есть Франц, который по службе продвигается, да и про амурные дела не забывает. А после вместе с Мартой задумывает совершить убийство и чуть от этого не сходит с ума. Франц, значит, решает, ведь он — та единственная вещь, которой Марте не хватало. Он любовник. Он способен подвигнуть Марту на вдовствующее положение, даже прямо этого не изъявляя. И значит правит он? Но…

Есть в романе очень странный персонаж — сумасшедший старичок-фокусник, который сдает Францу комнату. Именно он говорит Францу, что тот не существует. Именно он может обернуться курочкой, бабушкой, а может и… королем?

Набоков играет с читателем, не только перемешивая карточную колоду, но и вводя в свой текст сюжетные ходы произведений одного известного нам русского классика.

Мотивы произведений Достоевского можно заметить с самого начала, когда Франц, как и князь Мышкин, едет в поезде и по нелепой случайности встречается в купе с людьми, решающими его дальнейшую судьбу. Кроме того, тот же любовный треугольник, в котором кто-то кого-то да должен убить. Те же вопросы, тварь ли я дрожащая или право имею? Те же и мысли, а написать ли матери, чтобы она его увезла, и чтобы ничего страшного не случилось (Франц вторит в поведении Раскольникову).

Используя всё это, Набоков, повторяя сюжетные ходы Достоевского, показывает, что убийство может быть без душевных терзаний, что сойти с ума от этого невозможно, что люди не приходят к Богу после таких ситуаций и вообще Бога в них нет: Драйер меркантилен и сух, Марта тщеславна и высокомерна, Франц — тварь дрожащая и право имеет. Их бытовая драма разворачивается от скуки. И смерть в конце будет, но будет она банальной, нелепой и безжалостной. Смерть — это не трагедия, а обычная вещь, происходящая повсеместно, и никакого высокого смысла она не несёт.

Глупые люди — картинки на картах: король, дама, валет. Скучают и убивают. Скучают и умирают. Скучают и изменяют. Играют. Друг с другом. С собой. И не видят ни моря, ни неба, ни солнца, ни счастья. Скука движет трагедией (или убийством), а не философия, доказывает Набоков. Обычные люди обычны. И наказание у них соответствующее — без душевных терзаний. В романе «Король, дама, валет» мы сталкиваемся с вариантом мира — карточной колодой, живущей по строгим правилам игры, с определенной последовательностью ходов и механизированными героями – картами. Мир этот – метафора жизни играющей: «Мир, как собака, стоит – служит, чтобы только поиграли с ним…»[7].

Герои романа пытаются освободиться из – под ига механизма игры, но это им не удается. Они остаются в рамках игры.

Есть замечательная фраза Шекспира: «Вся наша жизнь – игра». И действительно, в нашей судьбе очень многое зависит от воли случая, поэтому иначе как игрой, нашу жизнь не назовешь. Проанализировав произведения писателей XIX-ХХ века, можно сделать вывод, что тема карточных игр в русской литературе – одна из широкоупотребляемых. Карты составляли неотъемлемую часть жизни русского человека. И обращение к данной теме обусловлено, прежде всего, социальной функцией карточных игр. Появление символики карт и карточных игр на страницах произведений служит для характеристики героев, выступает в качестве символической формы жизни общества, является своеобразной художественной деталью. И все это происходит благодаря господствующему в искусстве романтизму (особенно в начале ХIХ века) да и вообще своеобразной атмосфере светской и полу светской жизни, не смотря на ужесточение государственного строя.

Список использованных источников

  1. Беседы о русской культуре : быт и традиции русского дворянства (XVIII – нач. XIX в.) / Ю. М. Лотман. – Санкт-Петербург : Искусство, 1994.
  2. Лотман Ю. М. «Пиковая дама»  и тема карт и карточной игры в русской литературе начала XIX века // Лотман Ю. М. Пушкин: Биография писателя; Статьи и заметки, 1960-1990; «Евгений Онегин»: Комментарий. -Санкт-Петербург: Искусство-СПБ, 1995. —  С. 786—814.
  3. Раков Ю.А. Тройка, семерка, дама: Пушкин и карты. СПб. : Фирма Перл лтд, 1994.
  4.  Лермонтов М. Ю.  Собрание сочинений: В 4 т. Т. 1. Стихотворения / отв. ред. тома Н. Г. Охотин. — Санкт-Петербург : Издательство Пушкинского Дома, 2014 — 776 с.
  5. Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений в тридцати томах / АН СССР, Институт русской литературы (Пушкинский дом); [редкол.: В.Г. Базанов (гл. ред.), Г. М. Фридлендер (зам. гл. ред.), В. В. Виноградов и др.] – Наука. Ленинградское отделение, 1972-1990.
  6. Шайкина И.П. Игровая модель мира в романе В.В.Набокова «Король, Раевский Н.А. Воспоминания о Владимире Набокове / И.П. Шайкина // Простор. – 1989. – № 2. – С.112 – 113.
  7. Автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.01.01 Пимкина А. А. диссертация на тему : «Принцип игры в творчестве В. В. Набокова». — Москва, 1999. — URL : http://cheloveknauka.com/printsip-igry-v-tvorchestve-v-v-nabokova#ixzz6IAkPkarJ/

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.4 / 5. Количество оценок: 47

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий